Tuesday, February 4, 2014

"Детский театр", "суверенитет", "культура" и "борьба", или: "За что боролись, на то и напоролись"


Prokofiev - Love for Three Oranges (March) 



или: "За что боролись, на то и напоролись".

"Культура, как говорил Дмитрий Сергеевич Лихачев, – это огромное целостное явление, которое делает людей народом, нацией. Мы все понимаем ту огромную роль, которую играет культура в развитии России, в укреплении ее авторитета, влияния в мире, да и в сохранении целостности нашего государства и национального суверенитета.

Потому что если нет культуры, то непонятно вообще, что такое суверенитет, и непонятно тогда за что бороться. Культура наряду с образованием, просвещением формирует человеческий капитал нашей страны. Это часть нашего исторического кода, национального характера.


"Однако..."

И потому государственная культурная политика должна охватывать все стороны жизни, способствовать сохранению традиционных ценностей, укреплению глубоких духовных связей с родной страной, повышать доверие между людьми, их ответственность и гражданское участие в развитии нашего государства.
...
Культура – это многогранное явление.
...
Уже не раз говорил, многое из того, что делалось раньше, конечно, можно и нужно брать на вооружение. Я имею в виду, конечно, не идеологическое содержание, а саму организацию работы.
...
Гастрольная деятельность в последнее время оживилась...
...
Следующий вопрос – театры для детей и юношества. Надо воспитывать новое поколение зрителей с хорошим художественным вкусом, умеющее понимать и ценить театральное, драматическое, музыкальное искусство. И если бы у нас делалось это должным образом, может быть, и трагедии, подобной сегодняшней московской трагедии, не было бы.
...
Существующие детские театры часто предпочитают предоставлять свои площадки под развлекательные шоу-представления. Нужно признать, их содержание и уровень исполнения оставляют желать лучшего. Такое положение, конечно, нужно менять.
...
Вновь подчеркну, проблем, которые требуют решения, очень много. И ответственность на государстве, на театральном сообществе лежит очень серьезная. Хотелось бы сегодня по всем этим вопросам с вами, уважаемые коллеги, переговорить.

Продолжение следует.

3 февраля 2014 года, 16:45 Псков"

-
Путин: Соглашения с Украиной сохранятся, даже если к власти придет оппозиция

В России принято с трепетом относиться к суверенитету. Президент Путин называет суверенитет, самостоятельность внешней политики и территориальную целостность принципами российской идентичности. Российская демократия получила самоназвание суверенной. Угрозы нашему суверенитету мы считаем самыми опасными и регулярно меняем законодательство для его наилучшей защиты. Согласно одной из последних идей депутата Госдумы Ирины Яровой, например, угроза суверенитету — сеть интернет.
Мы не против поотстаивать и суверенитет других стран — как случилось в прошлом году с Сирией. Да и если взять Украину: министр иностранных дел России Сергей Лавров считает, что беспорядки в Киеве стимулируются из-за рубежа, Госдума официально предупреждает о недопустимости давления на Украину и «искусственного навязывания ей геополитического выбора в пользу ассоциации с Европейским союзом». Особенно близко к сердцу российские официальные лица восприняли украинский суверенитет после подписания соглашения между Путиным и Януковичем, которое фактически остановило процесс евроинтеграции Украины.
Но странная вещь. В другие моменты (или другими ртами) российский истеблишмент, политики и провластные эксперты публично рассуждают о том, что Украина — несостоявшееся государство. Тезисы такие: Украина несамостоятельна и без российского надзора там творится какой-то бардак; Украина исторически никогда и не была государством; запад и восток Украины — слишком разные, и полезно было бы ее разделить; ну или хотя бы вернуть России Крым, «ошибочно подаренный» в советское время.
Кому только не запрещала Украина в последние годы въезд «за оскорбительные высказывания и посягательство на территориальную целостность страны».
Депутаты Госдумы Владимир Жириновский и Константин Затулин, телеведущие Михаил Леонтьев и Иван Ургант, писатель-фантаст Сергей Лукьяненко, мэр Москвы Юрий Лужков — все они говорили об Украине неуважительно. В 2008 г. украинский МИД требовал разъяснений от российского в связи с публикациями в российских СМИ о том, что на саммите Россия — НАТОВладимир Путин якобы назвал Украину «даже не государством».
В принципе, можно даже проследить ход мысли таких экспертов. От защиты суверенитета вообще к отрицанию его на Украине они переходят просто: поскольку настоящий суверенитет есть только в России, на Украине суверенитет плохой, некачественный и мы можем помочь братскому народу его наладить.
Можно даже предположить, что у отдельных персонажей есть идеи по восстановлению «доктрины Брежнева», также называемой доктриной ограниченного суверенитета. Она действовала в 1960-1980-е и заключалась в том, что любая социалистическая страна имеет национальный суверенитет, но угроза делу социализма в этой стране становится угрозой всему социалистическому сообществу и может оправдывать вмешательство этого сообщества во внутренние дела. Но даже СССР эта доктрина ничего хорошего в итоге не принесла, а сейчас будет заметно хромать в силу отсутствия социалистического сообщества. Или чье общее дело мы хотим защитить на Украине?
Так называемые «консервативные» комментаторы любят апеллировать к истории, не воспринимая другое государство как самостоятельную сущность. Это, вероятно, предмет для психоанализа, поскольку налицо явная имперская травма.

Читайте далее: http://www.vedomosti.ru/opinion/news/22005951/standarty-suvereniteta#ixzz2sGwb85cP 


-

Комментарий: 

Обычно "борятся" за то, чего нет или не хватает, или за то, что хотят приобрести. 

Мне тоже "непонятно вообще" что такое раздуваемая до мифических и почти до религиозно-культовых пропорций "идея" "суверенитета России" (или так называемой "суверенной демократии" - термин, почти, слава богу, похороненный с самим "понятием" по причине явной нежизнеспособности и абсурдности) и идея необходимости, также почти религиозно исступлённой, "борьбы" за этот "суверенитет". Скорее всего это исходит от глубокого и ущербного по своей сути комплекса неполноценности, личного Путинского и коллективо-исторического Российского (или "Рассиянского-мессианского"). Страны, которые чувствуют себя достаточно защищёнными и комфортными в отношении своих "суверенитетов": e.g. Европа, США, etc. - не испытывают таких сверхкомпенсационных импульсов и необходимости такой одержимой "борьбы", сколько бы их не называли "империалистическими" или "неоимпериалистическими". 
Вопрос, мне кажется, стоит более общо: место Росии в современном мире, её подлинная идентичность, её подлинное лицо: национальное, политическое, социально-экономическое и культуральное. Россия как сообщество всё ещё находится в процессе исторического роста и развития и в данный момент, как это выглядит, испытывает свой исторический "кризис идентичности". 

Культура - это не приз в туре вольной борьбы, в "борьбе" она не рождается и "борьбой" не определяется. 
Нужно плавать вместе, с Европой и с Америкой и поменьше заниматься "змеиными делами", и тогда всё должно быть "хоккей".  

"Продолжение следует." 

M.N.
-



Prokofiev - Love For Three Oranges

The Love for Three Oranges


From Wikipedia, the free encyclopedia
The Love for Three Oranges, Op. 33, also known by its French language title L'amour des trois oranges (Russian: Любовь к трём апельсинам,Lyubov' k tryom apel'sinam), is a satirical opera by Sergei Prokofiev. Its French libretto was based on the Italian play L'amore delle tre melarance byCarlo Gozzi. The opera premiered at the Auditorium Theatre in Chicago, Illinois, on 30 December 1921.

Sergei Prokofiev 02.jpg
Sergei Prokofiev in New York, 1918
Sergei Sergeyevich Prokofiev (/prəˈkɒfiɛv/; Russian: Сергей Сергеевич Прокофьев, 
tr. Sergej Sergeevič Prokof'ev;[1] 23 April 1891 – 5 March 1953) was a Russian composer, 
pianist and conductor who mastered numerous musical genres and is regarded as one of the 
major composers of the 20th century. His best-known works are the five piano concertos, 
nine completed piano sonatas and seven symphonies. Besides many other works, Prokofiev 
also composed family favourites, such as the March from The Love for Three Oranges, the 
suite Lieutenant Kijé, the ballet Romeo and Juliet – from which "Dance of the Knights" 
is taken – and Peter and the Wolf.